Тел.: (496) 519-17-77, (903) 187-22-71

E-mail: vostexpress98@yandex.ru

  • Сегодня: Понедельник 17 Декабря 2018 16:13

ВОСТОЧНЫЙ ЭКСПРЕСС Новости Ногинска и Электростали

Подвиг Марии Рябцевой

Начало Великой Отечественной войны Марию Николаевну Рябцеву из Купавны застало в деревне Лисичкино Духовщинского района Смоленской области. Её муж, Павел Данилович, с первых же дней войны ушёл добровольцем на фронт. И вот молодая женщина, с тремя малолетними детьми осталась одна жить в деревне, полная тревог и переживаний перед грозной опасностью. Еще в начале июля обком ВКП(б) дал указание горкомам и райкомам создавать подпольные партизанские комитеты, закладывать в лесах тайные склады с продовольствием, формировать и вооружать партизанские отряды.

 

Осенью 1941 г. только на Смоленщине уже действовало свыше 40 партизанских отрядов. Черные дни   фашистской   оккупации   –   расстрелы,   грабежи, облавы,   голод,  унижение  советских людей…   Сердце рвётся на части от ненависти к фашистским порядкам. Надо бороться. Маша упорно  ищет связи  с патриотами. Через некоторое время, с огромным трудом, ей удаётся установить контакт с руководителем одной подпольной    группы    командиром    Красной    Армии Константином Тихомировым, и Мария стала подпольщицей, встав на опасный путь борьбы с врагом.

В одну из   тёмных   октябрьских   ночей    подпольная    группа собралась   и   обсудила,   как  отметить  в   округе   24-ю годовщину Великого Октября, и решила, что лучшим подарком жителям будет вывешенный красный флаг над домом, где ранее были сельсовет и правление колхоза, а сейчас – фашистская воинская часть… Великая радость была у лисичанцев утром 7 ноября, когда они увидели на здании   немецкой   воинской   части   развевающийся   на ветру   советский   красный   флаг. Его ночью, рискуя жизнью, повесил юный партизанский разведчик пионер Володя Огурцов, позднее расстрелянный фашистами.

В этот же день подпольщики, теперь уже вся семья Рябцевых – Мария и трое мальчишек, на лошадёнке поехали по деревням, якобы, продавать глиняные горшки. На самом деле повезли в партизанский отряд Г.К. Лугового в тех глиняных горшках патроны, вынутые мальчишками из реки, высушенные на печи у Евдокии Юденковой и очищенные от ржавчины. И если бы не находчивость Марии, эта    операция могла бы провалиться.

Опасное дело было поручено Вере Симоновой из Новосёлок, Алеше Телешенкову и Маше Рябцевой. И вот подвода готова, горшки готовы, и вдруг влетает в хату Алик, сынок Маши, и кричит: «Мамка, мамка! К нам фашисты!”. Евдокия Лаврентьевна, хозяйка дома, встала около печи, застыла и не могла ни сказать ничего, ни пошевелиться. А Мария Рябцева не растерялась, быстро подвела к Верочке Алешу и сказала:

–    Сиди в качестве жениха, а ты, Евдокия Лаврентьевна, ищи быстро красные ленты и украшай упряжку.

Горшки – под кровать.

На столе уже стояла бутылка с самогоном и закуска, на случай, если кто зайдет…

Фашисты вошли в дом и спросили через переводчика:

– Что русская свадьба такая скромная? Но хорошо, что русские женятся, хорошо, значит, жить собираются при новом порядке…

Мария пригласила их к столу.

Но, понюхав рюмки, брезгливо поморщившись, немцы ушли. А «жених» и «невеста», дружки и подружки поехали выполнять своё задание.

Трудно передать, сколько тревог и неожиданностей не раз пережили подпольщики, обеспечивая партизан боеприпасами.

Но вот наступил 1942 год. Во всех районах Смоленщины летели под откос фашистские эшелоны, подрывались машины, гитлеровцев бьют по всем дорогам и тропам. Горит земля смоленская под фашистским кованым сапогом. Но что это? Фашисты начали в листовках и газетах расхваливать жизнь в Германии. Уж не хотят ли они взять советских людей агитацией? Нет! Оказывается, всё очень просто. Костя Тихомиров, работавший переводчиком в комендатуре, узнал, что всю местную молодёжь готовят к угону в Германию. Списки уже составлены. И начались бессонные ночи работы над своими контрлистовками, беседы в домах, на вечерниках. Мария Рябцева, Вера Симонова под руководством Кости Тихомирова отправляют молодёжь в партизанскую зону.

Фашисты всполошились, напали на след подпольной группы. В ночь на 2 мая 1942 году все они должны быть арестованы. Но опытный Костя Тихомиров узнал планы фашистов, всех предупредил и помог им бежать в лес. На партизанской    базе   секретарь   подпольного   Духовщинского   райкома   партии   П.Ф.   Цуранов,   командир отряда    Г.К.   Луговой,    командир    1-й    партизанской бригады   Ф.Я.   Апретов   горячо   поблагодарили   Марию Рябцеву за огромную, бесценную работу в тылу врага и предложили ей с детьми выехать на Большую землю. Но Мария Николаевна категорически отказалась. Никакие увещевания о детях, о том, что она сама уже устала, не помогли. Тогда Цуранов назначил Машу бригадиром по заготовке продуктов для партизан, для Красной Армии, посылая её с этой целью на постоянное место жительства в  отдаленную деревню  Пластицы,   предупредив,   что главная ее задача – добывать разведданные. И вновь Мария Рябцева каждую минуту, днем и ночью, играет со смертью и побеждает…

Но всё-таки однажды ее выследили полицаи. Схватили с  детьми   и   запрятали   в   сарай.   Но,   видимо,   знали каратели с кем  имеют дело,  и не стали  прибегать к обычным пыткам и истязаниям. Они отобрали у Маши детей, посадили её в железную клетку и пропустили через прутья клетки электрический ток. А в это время, скрутив детей колючей проволокой, на глазах у матери стали  их избивать, стараясь у неё выведать пароли, партизанские   явки.   Маша   то   теряла   сознание,   то приходила в себя, а перед глазами – Алик… Они его били мастерски, он умирал медленно. Только кричал: «Мама, мамочка…» Но Маша молчала, не сказав фашистам ни слова.

Какую же нужно было иметь железную волю, как любить свою социалистическую Родину, чтобы вынести такие нечеловеческие пытки и не сдаться врагу!

Маша и её двое уцелевших младших детей все же спаслись. Освободили их верные боевые друзья-партизаны.   В   партизанский   отряд   привезли   Марию Николаевну еле живой, с совершенно белой головой, а было ей всего-то чуть более 27 лет.

Слушать рассказы Маши о пережитом, о жестокости фашистов порою было невозможно, просто не выносила душа, разрываясь от боли, даже у нас, прошедших войну. Но она, как Родина-мать на известном плакате, выпущенном в начале Великой Отечественной войны, все вынесла. И любили ее боевые друзья крепко и очень уважали за невероятное мужество, всегда любовно называли ее только Машенькой.

Виктор МИТРОФАНОВ

 

Оставить комментарий